Сергей Павлович Дягилев
31.03.2017
Техника развития духа. Интервью с Паскалиной Ноэль и Фридериком
25.04.2017
 

Сергей Михайлович Лифарь

апреля 2, 2017 - 19:09

2 апреля родился Сергей Михайлович Лифарь.

От эпохи С.П.Дягилева Михаила Барышникова отделяло только одно поколение – поколение Джорджа Баланчина и Сергея Лифаря.

С Сержем Лифарём Михаил Барышников познакомился в Монте-Карло, вскоре после того, как оказался на Западе. Ко времени их встречи и Баланчин, и Лифарь были уже живой легендой русского балета на Западе. Какая символичная и важная встреча Сержа Лифаря и Михаила Барышникова произошла. Лифарь своим рукопожатием как бы передал Барышникову дягилевскую эстафету «Русских сезонов». И Барышников принял её и на протяжении всей своей жизни воплощал в жизнь те же идеи новаторства и поиска новых путей в искусстве, как в своё время Сергей Павлович Дягилев. «Русские Сезоны» Дягилева были средством пропаганды русского балетного и изобразительного искусства и способствовали расцвету балета в странах, где этот жанр не был развит. Михаил Николаевич, оказавшись в Америке, так же, как и Дягилев, смог изменить отношение американских обывателей к искусству балета, он совершил прорыв в этом виде искусства и вознёс его на небывалую высоту.


 

 

После внезапной кончины С.П.Дягилева в 1929 году его последователем стал Сергей Лифарь.

Вследствие кипучей деятельности Сержа Лифаря французы полюбили балет. Он выступал, как лектор, написал несколько книг о балете, основал Университет танца, кафедру хореографии в Сорбонне, Международный институт хореографии. Сергей Михайлович добился, чтобы на доме, где жил и умер гениальный певец Фёдор Шаляпин, была установлена мемориальная доска. Он принял участие в перенесении праха знаменитого танцовщика Вацлава Нижинского из Лондона на кладбище Монмартра, рядом с легендой французского балета Вестрисом. Вспомним, что Михаил Барышников ещё в 1966 году гениально исполнил эту балетную миниатюру в хореографии Леонида Якобсона.

Серж Лифарь был инициатором проведения вечеров памяти Сергея Дягилева, как Михаил Барышников – вечеров, посвящённых памяти и деятельности Мерса Каннингема.

Знакомясь с деятельностью Сержа Лифаря, поражаешься схожести творческих устремлений двух величайших танцоров ХХ столетия! Кажется, что жизнь и деятельность Михаила Барышникова – это естественное продолжение того, что начинал С.П.Дягилев, и продолжили Дж.Баланчин и С.Лифарь. Они все были похожи в своей преданности и любви танцу, новаторству, меценатской деятельности, уважению к личности и достоинству человека!

Многие балетные критики, историки балета пытаются понять феномен Сержа Лифаря и Михаила Барышникова. Думается, что это невозможно сделать, так как природа их феномена – это тайна, предначертанная тому и другому Свыше.

Появление Сержа Лифаря и Михаила Барышникова на балетной сцене имеют одну общую черту: фантастическую и, порой, фанатичную любовь и преданность танцу, необыкновенную силу воли и характера. Как и Михаилу Барышникову, имеющему небольшой рост, так и Сержу Лифарю, которому Бронислава Нижинская, сестра Вацлава дала убийственную характеристику: «неперспективный», по всем законам человеческой логики не было места на балетной сцене. Однако и тот, и другой стали не только лучшими танцорами мира в ХХ веке, но и оказали влияние на развитие мирового балета.

Этапным в творческой жизни Сергея Лифаря стал 1929 год. Именно тогда проявился талант Лифаря-хореографа. Но этот год стал для него и большим испытанием. Скончался его друг и наставник Сергей Дягилев. В 24 года Серж Лифарь стал перед дилеммой: кто продолжит дело Дягилева? Эту тяжёлую миссию ему пришлось взять на себя. Стать наследником дягилевского наследства в двадцать четыре года это задача была под силу только Титану. Это был отчаянный шаг, но другого выхода не было. Предать память своего учителя, с именем которого была связана лучшая эпоха русского балета в ХХ веке, Лифарь не мог. Точно так же, как после смерти своего учителя Александра Ивановича Пушкина, Михаил Барышников, хотя ему исполнилось всего двадцать два года, взял класс своего наставника и довёл его до выпуска. Это был единственный пример в истории Хореографического училища. А в 1980 году 32-летний Михаил Барышников на другом континенте возглавил один из лучших хореографических коллективов США – Americаn Ballet Theatre, создал труппу и реанимировал многие балетные постановки: «Дон Кихот», «Жизель», «Золушка», «Лебединое озеро».

Лифарь обладал мужественной красотой. Как танцовщик он восхищал музыкальностью, элевацией, совершенством и одухотворённостью, поражая зрителей необыкновенным артистизмом. Как хореограф он умел выявить максимум возможностей каждого артиста. Его обожали коллеги и публика. Поль Валери назвал Лифаря «поэтом движения». В полной мере это определение Валери выражает танцевальную природу Михаила Барышникова, его необыкновенного человеческого обаяния, артистизма и одухотворённости танца. Оба они – «поэты движения».

Одной из вершин творчества Сержа Лифаря стал балет «Икар». Критики отмечали, что эта постановка стала «замечательным достижением в драматическом и пластическом планах, образцом чёткого, ёмкого неоклассического стиля». Шедеврами стали его балеты «Миражи», «Федра», «Сюита в белом», «Ромео и Джульетта»…

Холоп Никишка Барышникова и Икар Лифаря – это суть одного образа, выражающего свободу человеческого духа. Лифарь представлял французский неоклассицизм, как Баланчин и Барышников – американский. Это были гении хореографии, которые вписали яркие и самобытные страницы в историю балета ХХ столетия. И сегодня балетное наследие Лифаря украшает репертуар театра Гранд Опера. За возрождение французского балета Сержу Лифарю было присвоено звание «Кавалер Ордена Почётного легиона». Он был избран членом Института Франции («бессмертным» академиком), ректором Университета танца. К 20-летию творчества Сергею Михайловичу вручили первый танцевальный «Оскар» – «Золотую балетную туфельку», которая ныне хранится в Киеве, в Музее исторических драгоценностей Украины (эту реликвию передала на Родину вдова танцовщика, графиня Лилиан Алефельд ).

В 2000 году Михаил Барышников за заслуги в области хореографического искусства был удостоен двумя высшими наградами США: «Kennedy Center Honor» и «National Medal of Arts».

А в мае 2003 года ещё одно мировое признание Михаила Барышникова. На 11-й церемонии вручения международного приза «Benois da la dance» лауреатами самой престижной номинации «Жизнь в искусстве» были объявлены хореограф Морис Бежар и Михаил Барышников.

Единственно, в чём они были антиподы, так это в манере поведения. Скромность, доведённая до аскетизма, полное неприятие журнальной шумихи вокруг своего имени у Михаила Барышникова, и Серж Лифарь, который «поклонялся самому себе». Ролан Пети, ученик Лифаря, писал о нём: «Однажды, когда близился конец нацистской оккупации, после репетиции балета, которым он руководил в Парижской опере, я постучал в дверь его гримёрной и взволнованно предупредил, что, как сообщили прошлой ночью по лондонскому радио силы французского Сопротивления, что он приговорён к смерти за "превышающее меру" сотрудничество с оккупантами". Очень спокойный, он ответил, оценивающе оглядывая своё отражение в огромном зеркале: "Не беспокойся за меня, малыш. После Бога – Гитлер, после Гитлера – Лифарь"».

Да… нужно было быть совершенно незаурядной личностью, чтобы иметь смелость так заявить о себе, нажив при этом сотни врагов и недоброжелателей. Но Гений есть Гений, и оценивать его поступки и слова общепринятыми мерками невозможно.

Мир балета был не единственным увлечением Лифаря. Он дружил со многими художниками и поэтами, среди которых были Пабло Пикассо, Жан Кокто, Адольф Мурон Кассандр, Марк Шагал, оформившие многие его спектакли. В своё время сотрудничество Лифарю предлагал Сальвадор Дали, однако его сюрреалистический проект декораций и костюмов к знаменитому «Икару» (с костылями вместо крыльев) был отклонён.

Точно так же, как Барышников отверг трактовку Ролана Пети в балете «Пиковая Дама». В том и другом случае проявился не только характер танцовщиков, но и безукоризненное чувство стиля, истинное понимание образа, создаваемого ими.


 

 

Серж Лифарь покинул театр, когда ему исполнилось 65. Именно в этот период в нём ярко проявился талант художника. Он рисовал и раньше – на программках, афишах, записках – карандашом, помадой, гримом. В 1972–1975 годах выставки картин Лифаря пользуются большой популярностью: Канны, Париж, Монте-Карло, Венеция, хотя он сам достаточно сдержанно относился к своему увлечению. «Эти графические, почти пластические работы я посвятил своему другу Пабло Пикассо. Он был настолько любезным, что удивился, залюбовался и горячо посоветовал мне продолжить. Только я не художник, а хореограф рисующий – писал он в автобиографической книге «Мемуары Икара». Лифарь оставил после себя более сотни оригинальных картин и рисунков. Основной сюжет – балет, движения, драматургия танца.

Нужно отметить ещё одну общую страсть Барышникова и Лифаря к книге. У Лифаря всё началось с личного архива Сергея Дягилева, который состоял из коллекции театральной живописи и декораций, и библиотеки (около 1000 наименований). Он выкупил её у французского правительства за деньги, полученные за год работы в Гранд-Опера. Как позже вспоминал хореограф: «Деньги на покупку дягилевского архива я заработал ногами».

Серж Лифарь собрал одну из самых интересных в Европе российских библиотек, состоявшей из старопечатных книг XVI–XIX веков. Особое место в его библиотеке занимала и «Пушкиниана». В 1937 году он был инициатором и организатором торжеств, посвящённых 100-летию со дня смерти Пушкина. Многое из своих собраний Серж Лифарь безвозмездно преподнёс в дар России.

В течение многих лет Лифарь помогал обездоленным соотечественникам, проводил благотворительные концерты в пользу Союза русских инвалидов Первой Мировой войны. Кроме балета, его страстным увлечением было коллекционирование всего, связанного с Пушкиным и с Русским балетом Дягилева. Таким же редким даром бескорыстия, душевной щедрости и страстной любви к книге обладает и Михаил Барышников. Он неоднократно принимал участие в благотворительных концертах, акциях по сбору средств для ВИЧ инфицированных и поддержки молодых талантов, преподнёс в дар России многое из своей коллекции живописи, открыл Арт-центр.

Если Серж Лифарь проявил себя, как график, то одна из граней таланта Михаила Барышникова отражена в искусстве фотографии. Его фотографии, покоряя сердца зрителей, экспонировались в США, России, Доминиканской Республике, Франции, Израиле. Всё, чего достиг в жизни Михаил Николаевич, он заработал «своими ногами».

Автор статьи Иванченко Ирина, книга "Михаил Барышников - Амадеус танца", вышедшей в СПб, 2013 г., с.с. 121-132. Статтья была опубликована в группе "Михаил Барышников" 1 апреля 2013 года.